Из трудов С. Соловейчика о воспитании. Ч.2. Безопасность или развитие? Как сохранить любознательность?

Соловейчик-2

В первой статье, посвящённой трудам Симона Соловейчика, мы обсуждали ошибочные модели воспитания; данная, вторая часть посвящена таким важным для педагогики понятиям, как безопасность и развитие, любознательность и воображение. Источник приводимых цитат – тот же, что и в прошлый раз: Основы и принципы воспитательного процесса. Теория и практика в обучении (по трудам С. Соловейчика); [Сост.: А.С. Русаков]. – М., 2017.

 

Можно заметить в учении Соловейчика постоянно возникающую диалектику – борьбу противоположных понятий, противонаправленных векторов; сложность воспитательного процесса видится именно в балансе между этими «взаимоуничтожающими» направлениями.

Например, С.Соловейчик указывает на две первичных потребности ребёнка: потребность в безопасности и потребность в развитии. «Замечательная пара! – пишет автор. – Поодиночке ни одну из этих потребностей не объяснишь. Зачем сохранять себя, отстаивать свою безопасность? Чтобы развиваться. Но зачем развиваться? Чтобы выжить… Однако развитие опасно. Для безопасности пролежать бы жизнь на диване…Потребность в безопасности останавливает развитие, а развитие мешает безопасности. Так эти две потребности живут в человеке, борются между собой, питают одна другую». И именно в том, какая из этих двух потребностей стала определяющей, заключено различие между людьми! Рассмотрим, как проявляются самые главные потребности – в безопасности и развитии.

  1. Безопасность.

И далее – снова разветвление, диалектическое развитие «дерева понятий»: Соловейчик предлагает различать «безопасность-Я» и «безопасность-Мы». Если с первым видом всё понятно: «каждому дорогá своя жизнь», то откуда берётся готовность жертвовать собой ради другого? В одиночку не достичь ни сохранения, ни развития, поэтому потребность в «безопасности-Мы» – это исторически выработанная потребность. «Существование этих двух потребностей и делает необходимой нравственность. Человек – и личность, и часть общества, а нравственность – жизненно важное средство для урегулирования этого противоречия. Она не дана человеку от рождения. Она добывается им при жизни. Тут-то и кроется свобода воли человека: у него есть потребность в других людях, но он и свободен от неё». Итак, в чём, собственно, выражается диалектическое единство безопасности и развития?

  1. Развитие.

«Только развитие, только удовлетворение тяги к развитию делает безопасной тягу к безопасности. Чем больше возможностей для развития даём мы ребёнку, чем больше развиты его дарования, тем самостоятельнее он и меньше зависит от сверстников». «Смысл жизни – в развитии жизни». Что в первую очередь призывает развивать С. Соловейчик? – Любознательность и воображение! Из этих двух качеств развиваются такие важные качества, как «интерес к человеку и способность сочувствовать ему, воображением доставлять себе ту же боль, что мучит другого человека». О важности воспитательной силы воображения свидетельствует и то, как высоко ставил эту уникальную способность человека Альберт Эйнштейн: он был уверен, что воображение важнее ума, поскольку ум ограничен, а воображение – нет. Любознательность и воображение Соловейчик относит к «дарованиям»: у кого-то больше, у кого-то меньше, но у каждого есть возможность развить то, что у него есть; это не просто возможность, но – необходимость. Итак, дарования:

  1. Любознательность.

Горячо обсуждаемым среди родителей вот уже много лет является вопрос о важности раннего развития, споры на эту тему не остывают до сих пор. Что же думает об этом наш автор? Во-первых, он задаётся вопросом: почему одни люди развиваются до конца жизни, сохраняя любознательность, а у других – наоборот, в каком-то возрасте ресурс развития оказывается исчерпанным? «Мы хлопочем о раннем развитии, о скорости развития, а не о его продолжительности. Мы торопимся сделать из детей взрослых. Между тем продолжительность развития куда важнее его скорости». И однако же, Соловейчик справедливо отмечает, что ни ответа, ни даже вопроса о том, насколько зависит развитие от воспитания, — он не встречал. И всё-таки ответ, должно быть, кроется во влиянии на два переплетающихся направления развития: «Развитие, как и всё психическое, тоже разделяется на два противоречивых и поддерживающих друг друга процесса. В отличие от животных человек развивается не столько биологически, сколько орудиями труда и мышления». И если естественная, природная программа изначально заложена в ребёнке, то орудийно-культурную вырабатывают люди. «Уже понятно, что нельзя покорять природу, надо жить с ней в содружестве. Но и природу ребёнка тоже нельзя покорять, природное отомстит нам за это – и нам отомстит, и на ребёнке выместится». Самым важным, тем главным, на чём держится внутренний мир ребёнка, Соловейчик считает эту тягу к развитию: состояние вопрошания, которое надо подмечать и укреплять. Задача родителей и воспитателей – найти то «поле интереса, которое само рождает тысячи вопросов, их и сеять не нужно».

  1. Воображение.

Именно воображение и его природные свойства являются основой личности, а не ум или характер. «Внутренний мир ребёнка почти целиком состоит из фантастических представлений о действительности, почти не соответствует ей, но ребёнка это не беспокоит – его вполне устраивает мир, им дорисованный, он другого не знает… Ребёнок всегда с нами – и всегда не с нами, он как на другой планете, и наши поучительные голоса лишь изредка пробиваются на ту планету». Как же это верно, и кажется, нет ничего более чуждого чистому восприятию ребёнком жизни, как эти «поучительные голоса»! Евангельское «будьте как дети» – это как раз полная противоположность этой жуткой поучительности! М. Казиник, известный просветитель в области искусств, убеждён, что все дети рождаются гениальными; но потом, под влиянием массы посредственностей, утрачивают гениальность. «Гений, парадоксов друг», выживает лишь в единицах – самых неприспособленных для жизни в этом посредственном мире. Возвращаясь к воспитанию, важно отметить: «Сколько бы мы ни давали ребёнку материальных благ, успех воспитания зависит не от них, а от благ воображаемых – о чём мечтает ребёнок? Здесь, в мечтах и фантазиях, рождается “мечтаний своевольный рой” – здесь первый их источник». Поэтому, считает Соловейчик, «ключ к ребёнку – не в поведении его, а в его воображении. Кто хочет овладеть поведением, тот ничего не добьётся; но всё сделает с ребёнком и подростком тот, кто овладеет его воображением».

«Воспитание, как видим, гораздо сложнее, чем проблемы “слушаться – не слушаться”. Вместо того чтобы заботиться о нравственном здоровье ребёнка – об удовлетворении его потребности в безопасности, о развитии его любознательности и воображения, то есть вместо того, чтобы влиять на желания ребёнка, мы, не думая об истоках и причинах, иногда воюем с результатами глубокой душевной работы и, конечно же, эту войну проигрываем».

На сегодня пока хватит. Но с трудами мудрого С.Соловейчика мы ещё встретимся, поэтому пишем не «конец», а –

Продолжение следует!