Из трудов С. Соловейчика о воспитании. Часть 1.

соловейчик-1

Представляем вторую часть из цикла статей о воспитании (первую статью можно прочитать тут), она посвящена взглядам известного педагога XX века С. Соловейчика. В статье описаны три известные модели воспитания, которые автор назвал так: «правила движения», «сад-огород» и «кнут и пряник».

Симон Соловейчик был убеждён, что воспитатели руководствуются в жизни не каким-то набором методов, а отличаются принципиально в том, что он называл педагогической верой. С рядом старых моделей он спорит в своей книге «Педагогика для всех» (текст автора даётся по изданию: Основы и принципы воспитательного процесса. Теория и практика в обучении (по трудам С. Соловейчика); [Сост.: А.С. Русаков]. – М., 2017. – Сс. 72-74)

Три самые привычные модели воспитания подсказывает старая педагогическая вера и страсть к воспитанию; назовём им условно «правила движения», «сад-огород» и «кнут и пряник».

  1. Модель «правила движения». Нам кажется, будто детей воспитывают точно так же, как обучают их правилам уличного движения. Будто ребёнок должен выучить некий свод правил – вот и всё. Если ребёнок ведёт себя плохо, значит, взрослые, ответственные за его воспитание, не объяснили ему, как надо себя вести, поленились, проявили нерадивость. Если бы они, не жалея сил, объясняли детям и особенно подросткам, как надо себя вести, то всё было бы хорошо. Так и предлагают: надо ввести в школах урок морали.

Но отчего одни люди, и в руках не державшие Уголовный кодекс, не нарушают закона, а другие, вызубрив все статьи кодекса наизусть, то и дело попадают за решётку?..

У одного литературного героя с детства висела перед глазами пропись: «Не лги, послушествуй старшим и носи добродетель в сердце». А вырос Чичиков.

Модель «правила движения», вера в магическую силу поучений, нотация, правил сильно подводит нас.

  1. Вторая модель, «сад-огород», основана на всеобщем, я бы сказал, заблуждении, будто мы, родители (или какие-то другие воспитатели), можем обходиться с ребёнком как с грядкой – выпалывать сорняки-недостатки в его душе или как с деревом – прививать ему отдельные положительные качества. Я много раз видел родителей, которые борются с недостатками своих детей, но ни разу не слышал, чтобы эта борьба с недостатками увенчалась успехом – если только дети не выросли и недостатки не исчезли сами собой, под влиянием других каких-то причин (вот их-то и надо бы заметить).

Модели «правила движения» и «сад-огород» особенно опасны тем, что мы, следуя им из лучших побуждений, постоянно ссоримся с детьми, разрушаем контакты, и вся наша воспитательная работа становится безнадёжным занятием…

  1. Модель «кнут и пряник». Вот, кажется, без чего нельзя, вот самое естественное: за добрый поступок наградить, за дурной – наказать, поругать, пожурить. Как иначе? На этом мир держится!

Но мир не держится на штрафах и наградах, это нам лишь кажется. Мир устроен принципиально другим образом. Жизнь представляет собой непрерывную цепь задач и выборов, целей и средств. Неудачные выборы действительно влекут за собой неприятные, а то и просто тяжёлые последствия; на за благонравие вовсе не причитается воздаяние, а за дурным поступком не всегда следует возмездие, потому что жизнь, бывает, и ошибается в распределении наград и штрафов…

Но справедливость не в расплатах и мщениях, мир не торжище, не базар и не рынок, мир скорее похож на мастерскую. Мир не торговля. Не баш на баш, не обмен: «Я сделаю добро – и мне кто-нибудь сделает». А если не сделает, тогда что? Тогда я стану злым? Нет, человек в своей душе не купец, а творец. Мы любим, мы стараемся совершать добрые поступки, мы трудимся, мы наслаждаемся жизнью, потому что она сама есть творчество, она носит проблемный, а не обменный характер…

Воспитывать по модели «кнут и пряник» относительно легко, такое воспитание нельзя не признать действенным, особенно если проводить его неуклонно. Но оно опасно для будущего детей. Может вырасти человек, который при первой же серьёзной неудаче, при первой же беде возденет руки и возропщет: «За что?!» И потеряет веру в правду, веру в жизнь, в любовь и совесть. И тогда окажется, что его воспитывали безнравственным. Всё делали как положено, а вырос безнравственным. И тут уж настанет наша очередь воздеть руки и воскликнуть: «За что? За что нам такое наказание, за какие грехи?»

О том, что же предлагает автор взамен неработающих практик, – в следующей статье.