О мужских и женских ожиданиях по книге Б.Ландау «Смысл семьи»

20190529_104256

В прошлых статьях я делилась с вами мыслями знаменитых педагогов о воспитании детей. Но говорить о семье, начиная с воспитания детей, – это в каком-то смысле значит ставить телегу впереди лошади, потому что основой семьи являются всё-таки не отношения родителей и детей, а отношения между родителями. Необходимость воспитания детей осознают многие, наверное, большинство, но вот «воспитание чувств» между мужчиной и женщиной – чем дальше, тем больше, – представляется какой-то невыполнимой миссией… Ларошфуко писал, что настоящая любовь – как привидение: все о ней говорят, но никто её не видел. И подобный скепсис, где-то даже цинизм, кажется неизбежной фазой приобретения житейской мудрости: всё равно ничего не получится; поэтому женщины ругают мужчин, мужчины – женщин, никто не хочет уступать, искать мира, и «хорошая война» объявляется лучше «плохого мира», а сами военные действия становятся чуть ли не modus vivendi – образом жизни в современных семьях, девиз которых «кто кого».

Своеобразным «коперниковским переворотом» для меня стала новость о том, что согласно учению православной церкви, в семье существуют степени родства: между родителями и детьми – первая степень родства, а между мужем и женой… представьте себе, нулевая! Что это значит? Только то, что муж и жена – это одно целое. Это – один человек, а не два. Таким образом, ссоры и разногласия между мужем и женой – это как бы шизофрения, расколотое сознание. Вы, конечно, можете не соглашаться, но по моему глубокому убеждению, Церковь права, и отношения между супругами в семье именно такие. И если исходить из такого понимания, то получится, что мужа и жену надо всеми силами сохранить в мире, вместе, удержать от губительного распада этот единый организм. Как это сделать? В одном уже довольно давнем боевике героиня спрашивает у могучего напарника (которого играет Шон Коннери), возможно ли провернуть их дело, на что он отвечает: «It’s impossible… But doable». Точно так же я бы ответила на вопрос, возможен ли всё-таки мир в семье. С одной стороны, конечно, «impossible», потому что невозможно заставить двух свободных людей делать то, что им не хочется; с другой стороны, разумеется, «doable» (как вот перевести это одним словом на русский язык?!): есть примеры добрых семейств, есть все средства и возможности, наконец, мужчина и женщина созданы друг для друга и вместе люди созданы для радости, значит – радость эта в принципе возможна. Поэтому я испытываю огромное удовольствие, когда встречаюсь с чем-то, что может помочь этому состояться – обретению мира в семье. Я собираю эти крупицы опыта, советов, размышлений и выводов и вот, теперь хочу поделиться с вами, а вдруг вам тоже это поможет и окажется духовным жемчугом, который украсит вашу семейную жизнь!

Когда я читаю о семейных отношениях, мне всегда важно, чтобы в основе концепции была не манипуляция, т.е. не те случаи, когда счастье одного достигается за счёт другого. Манипулятивные техники любого рода никогда не приводят к счастью. Другая моя антипатия – феминистически настроенные советы в стиле «ты должна самореализоваться, а если твой мужчина не даёт тебе делать то, что ты хочешь – гони его» – и прочие вариации этой темы. Ну и третий кит, на котором я предпочитаю основывать свои представления, – это признание того, что женщине, в силу её душевной и физической организации, дана большая возможность строить семью, большая ответственность именно за эту внутреннюю жизнь семьи. Почему в самых разных жизненных историях говорят «шерше ля фам»? – Потому что у женщины действительно большая власть; но не власть Клеопатры или Саломеи, а тихая и смиренная власть кроткой души.

Ну и подводя черту под этим затянувшимся вступлением, открою, наконец, о чём буду писать сегодня. Я решила поделиться с вами отрывками из книги Берты Ландау «Смысл семьи». Это, на мой взгляд, очень удачная книга: у автора прекрасный язык, все теоретические предпосылки и основания изложены ясно и настолько отражают жизнь, что воспринимаются не только умом, но и сердцем, много ярких примеров и историй из жизни, в общем, читается она легко и оставляет очень позитивный след: хороший настрой на будущее и чёткое понимание того, как это будущее сделать более интересным и приятным, а свою семью – крепкой. В то же время, многие вещи заставляют задуматься и пересмотреть свои прежние взгляды, а это требует работы над собой, так что не получится отсидеться в стороне, оправдывая свои ошибки и неудачи: автор смело возлагает ответственность за проблемы женщин на… самих женщин. Но для меня это хороший признак: всегда полезнее знать, в чём не прав именно ты, а не другой, потому что изменить мы можем только себя.

Итак, о книге. Теоретическая основа подхода автора, Берты Ландау, – экзистенциальный анализ школы Виктора Франкла – основателя Третьей венской школы психотерапии. Эта школа носит название «логотерапии», хотя в русском переводе её лучше было бы назвать «смыслотерапией» (от греч. logos ‘слово, смысл’ и мн. др.; логос – многозначный термин). Б. Ландау пишет: «Если основатель  Первой школы психоанализа Зигмунд Фрейд писал о стремлении человека к удовольствиям и сексу, а основатель Второй школы Адлер называл главной движущей силой человека стремление обрести власть, доминировать, Франкл утверждал, что воля человека к поиску смысла собственной жизни является главной движущей силой, определяющей то, кем становится человек. Франкл не отрицал, что человека формирует биология и окружающая среда, но в качестве важнейшей составляющей человеческой личности он называл духовную составляющую», а основным достижением человечества считал не прогресс, «а то, что человек способен встретиться лицом к лицу со своей собственной судьбой, которую изменить невозможно. Франкл писал, что каждый человек приходит в жизнь с собственным уникальным набором смысла, который ему предстоит исполнить» (Б. Ландау. Смысл семьи. Практики семейной логотерапии по Виктору Франклу. М., Изд-во АСТ, 2018. С. 21-22. Далее будут даны ссылки на страницы этого издания.) Кстати отмечу, что сам основатель школы, Виктор Франкл – необыкновенный человек с удивительной судьбой, о котором стоит узнать и почитать. Его книги светятся любовью к человеку и ясным пониманием того, как и чем можно человеку помочь.

Книга Б. Ландау состоит из трёх частей. Сначала автор обосновывает метод своей работы, раскрывает основные положения логотерапии; далее идут «логотерапевтические беседы» на разные семейные темы, приводятся примеры из практики автора. В третьей части приводятся примеры использования сказок («нарративных техник») в психотерапевтической помощи, которая заключается в том, чтобы помочь человеку делать осознанный выбор в жизни, а не следовать некоему навязанному или необдуманному «сюжету». Вообще, идея ответственности за всё, что происходит в нашей жизни – ключевая для логотерапии. Именно ответственность является обратной стороной свободы: ты настолько свободен, насколько можешь нести ответственность за всё происходящее с тобой.

Б. Ландау пишет, что множество проблем в отношениях между людьми возникает ещё до самих отношений: проблема заложена в самих ожиданиях людей, и ложные ожидания порождают разочарование, обиду и чувство безысходности (и такие фразы как «все мужчины – …», «все женщины – …» – варианты нам известны). Итак, я выбрала такой отрывок для сегодняшнего знакомства с книгой – это четвёртая тема второй части, называется «Мужские и женские ожидания». Автор много лет собирала материал для книги, проводила опросы сама и учитывала результаты уже проведённых опросов. Каковы формулы женской и мужской любви?

Женщина говорит мужчине: «Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу». Девушкам – выпускницам школы автор задала вопрос: «Каким я представляю себе своего будущего мужа?» К типичным ответам можно отнести такие: «мой муж должен быть богатым и обеспечивать меня и детей», «он должен быть заботливым и помогать мне во всём, любить меня», «он должен помогать мне по хозяйству и помогать мне с детьми», «я жду от будущего мужа понимания», «мой муж должен быть добрым и щедрым, сильным, богатым, красивым…» и т. д. Б. Ландау пишет: «большинство 17-летних девушек использовало оборот “мой муж должен”. Понимаете? Его ещё нет, а он уже должен! Он её знать не знает, но уже ей должен! Все эти бессознательно, автоматически выбранные конструкции – очень яркая иллюстрация девичьих требований, грёз и иллюзий. Вот ещё что интересно. На вопрос “Какой женой я представляю себя?” ни одна девочка не ответила, используя формулу долженствования. “Я буду…”, “Я хочу быть…”. И ни разу – “я должна”!» (с. 106). Какие же выводы делает из этого автор?

Вывод первый: будущие жёны заранее больше спрашивают с мужчин, чем с себя, так что уже на стадии ожиданий не приходится говорить о каком бы то ни было «равноправии»: мужчина «должен», а женщина – «будет».

Вывод второй: «женщина, став матерью, как правило, начинает осознавать и хорошо чувствовать то, что отныне должна она. Но собственное (не всегда предполагаемое заранее) долженствование она воспринимает как некий подвох, обузу и обман. Отсюда – недовольство жизнью в целом и своим спутником в частности» (с. 106-107).

Вывод третий: женщины ждут от мужчин того, что им самим не хватает, и когда вместо идеала женщина сталкивается с реальным человеком, происходит крушение иллюзий, начинается поиск виноватых (и конечно, виноватым оказывается мужчина, который не выдерживает возложенной на него горы женских представлений о нём). К сожалению, как отмечает автор книги, «мало кому приходит в голову подумать-помечтать об испытаниях, о проблемах, которые непременно и всеобязательно возникают в жизни каждого и каждой. О том, как с честью что-то преодолеть, о подвиге терпения и верности» (с. 107).

Идеалы «настоящего мужчины» и представления о нём менялись в разные времена, поэтому само это понятие не приносит никакого полезного для создания и сохранения семьи знания. «Пусть у каждой из нас будет свой настоящий, – обращается к женщинам Б. Ландау. – Не надо сравнивать его с эталонными образцами, кто знает, каковы они при ближайшем рассмотрении. Как говорит моя подруга, четырежды выходившая замуж в поисках идеала: “Мужей менять – время терять”. В результате-то рядом оказывались просто люди, со всеми достоинствами и недостатками. А вопрос принятия недостатков – это вопрос времени и ума женщины» (с. 109).

Рассмотрев женские ожидания и убедившись, что важнее оказывается не то, что составляет ожидание женщины, а то, кем она становится для мужчины, перейдём к мужским ожиданиям.

Если женщина считает, что муж постоянно что-то «должен», то мужчина говорит женщине: «Оставайся такой, какая ты есть». Какие же женские качества являются самыми ценными в глазах мужчин? Автор в течение многих лет спрашивала  об этом буквально каждого встречного мужчину, и вот он – список дорогих мужскому сердцу женских качеств:

— внешняя привлекательность, но не зацикленность на собственной внешности;

— лёгкость характера, незлопамятность;

— оптимизм;

— надёжность;

— способность к эмоциональной поддержке;

— реализм требований;

— спокойное отношение к советам других людей;

— уважение к близким и друзьям партнёра;

— преданность;

— контактность;

— честность;

— стремление и способность понимать мужчину.

В общем-то, ничего такого особенного и требуется от женщины. «Способность спокойно выслушать и отреагировать на неприятную весть, умение снять напряжение улыбкой, весёлой историей, проявленной уверенностью в возможностях мужчины ценится очень и очень высоко» (с. 114).

Наконец, женское любопытство не будет в полной мере удовлетворено, если не привести откровенный перечень того, «за что не любят женщин». Б. Ландау приводит список самых неприятных для мужчин женских качеств. Интересно, что автор отмечает, как трудно было выуживать из мужчин негативные приметы женского поведения, потому что это всё – мелочи, а мужчины – стратеги и «понимают, что на нелюбви и копании в недостатках ничего хорошего не построишь». Итак, что отталкивает мужчин?

«- Ложь – она, даже самая, на наш взгляд, невинная способна разрушить чувство мужчины, ложь вызывает сильное отторжение;

— коварство – воспринимается как способность и желание расчётливо делать подлости, мужчина не чувствует себя в безопасности рядом с коварной женщиной, хоть поначалу коварство и стервозность могут подогреть и разжечь интерес, но когда пелена очарования спадает, сами собой возникают резонные вопросы;

— предательство – речь идёт не только об измене, но и об обсуждении некоторых качество мужчины с подругами, что вызывает бурю негативных эмоций у мужчин;

— корыстолюбие – мужчина вполне резонно хочет, чтобы любили его, а не деньги и возможности, им предоставляемые;

— нечистоплотность, неухоженность (и в прямом, и в переносном смысле) – вызывает крайнее отвращение и неприятие, как физическое, так и моральное;

— скандальность, конфликтность – создаёт стойкое чувство неуважения к скандалистке;

— пагубные пристрастия – от такой женщины хочется отстраниться, она представляется человеком без будущего;

— вульгарность (крикливость, грубость, хамство, сквернословие, разговоры о сексе) – лишает женщину какого бы то ни было обаяния и привлекательности, от неё хочется отстраниться;

— чрезмерная сексуальность – мужчина не чувствует себя хозяином положения;

— неприступность – порождает комплекс неполноценности;

— нытьё – утомляет, раздражает, результат: просьбы женщины воспринимаются как попытки манипулировать мужчиной, одурачить его;

— шантаж (попытки добиться своего с помощью разного рода угроз) – делает невозможным любое сотрудничество, партнёрша воспринимается как враг и вымогатель;

— постоянное стремление к ненужным покупкам – у мужчины возникает ощущение, что все его попытки заработать на жизни кончаются прахом: “Сизифов труд”. Глядя на груду ненужного тряпья и другого барахла, приобретённого женщиной, мужчина спрашивает себя: “И на это уходит моя жизнь?”

— сплетни – женщина, участвующая в пересудах, представляется мужчине пустой и недоброй бездельницей» (с. 114-116).

На этой бодрой ноте и с пожеланиями читателям (читательницам!) плодотворной работы над собой и над сохранением своей семьи я завершаю этот небольшую статью.

 

Всем добра.

Марика