КОРОЛЬ ВАНИЛЬНЫХ ОРЕШКОВ И КОРОЛЕВА ГУБНОЙ ГАРМОШКИ

Предлагаемая вашему вниманию сказка Рихарда фон Фолькмана была переведена с немецкого и обработана  Р.А. Балакшиным и впервые опубликована в сборнике «Сказки из волшебного сундука», 2010, Издательство Свято-Елисаветинского монастыря, г. Минск. Художник Евгения Суховерхова.

20180906_200958

Король одного крошечного королевства, мужчина в расцвете лет, одевался утром, сидя на кровати. Придворный министр подавал ему чулки. На правом чулке на пятке зияла огромная дыра. Министр старательно повернул чулок, чтобы король не заметил дыру, но она не укрылась от королевского взора. Изумившись, король взял у министра чулок и просунул в дыру руку по самый локоть.

– Не кажется ли тебе, мой дорогой министр, – спросил он, – что это не что иное, как дыра?

– Сущая правда, Ваше королевское величество. Её даже можно назвать – прореха.

Король растерянно покачал головой.

– Как ты думаешь, мой дорогой, – наконец сказал он, – не пора ли мне жениться? Если у меня будет королева, он позаботится, чтобы я не ходил в дырявых чулках.

– Эта возвышенная мысль уже давно волнует Ваших верноподданных, и вот Вы сами высказали её.

– Как ты считаешь, легко ли мне будет найти жену?

– Любая женщина почтёт за честь выйти замуж за такого красивого и умного мужчину, как Вы.

– Не забудь, однако, что я весьма взыскателен. Принцесса, на которой я женюсь, должна быть умной, красивой, весёлой, но прежде всего она должна уметь печь ванильные орешки. С тех пор как умерла моя милая матушка, большая мастерица по этой части, я не едал их больше с таким удовольствием. Орешки должны быть не жёсткие, но и не слишком мягкие, не подгоревшие, но как раз поджаристые. Во всём королевстве нет никого, кто умел бы печь их. Последний шеф-повар, которого ты мне так нахваливал, оплошал. Итак, мой любезный министр, не будем откладывать столь важное дело в долгий ящик.

В этот же день, взяв с собой министра, король отправился в соседние государства, где были принцессы на выданье. Он объехал дюжину королевств, герцогств и великих княжеств. Только три принцессы привлекли его внимание тем, что были хороши собой, умны и добродетельны, но – увы! – ни одна из них не умела печь ванильные орешки.

– Орешки печь я не умею, – сказала первая принцесса, – а миндальные пирожные у меня получаются очень вкусные.

– Нет, – сказал король, – это не годится.

– Что? Ванильные орешки? – капризно переспросила вторая принцесса. – Какой вздор! Принцесса не печёт орешки, она их только ест.

А третья принцесса, выслушав вопрос об орешках, спросила, в свою очередь, умеет ли король играть на губной гармошке. Она выйдет замуж только за того человека, который это умеет.

Так и возвратился король домой ни с чем.

– К сожалению, ничего не получилось, – смущённо потупив взгляд, сказал он придворным, вышедшим встречать его карету.

Однако королю невозможно быть без королевы, как цветам – без тепла и солнца. Через неделю король призвал министра и велел ему ехать к принцессе, которая умеет печь миндальные пирожные, – он согласен взять её замуж.

Министр помчался исполнять приказ, но к обеду вернулся с известием, что принцесса уже вышла замуж за заморского царевича.

– Тогда спеши ко второй принцессе.

Но и вторая принцесса не стала его королевой. Несчастная простудилась на прогулке, заболела и умерла.

Король не позволил министру задержаться во дворце ни на минуту и тотчас отправил его к третьей принцессе, хотя воспоминание об условии игры на губной гармошке было ему неприятно.

С волнением, трепетом и надеждой ждал он возвращения министра.

Принцесса приветливо и ласково приняла посланца короля и сказала, что муж, умеющий играть на губной гармошке, – это мечта её юности, но ради короля, который очаровал её своими речами и манерами, она готова сделать исключение.

Стрелой летела обратно во дворец шестёрка резвых лошадей, на которой министр ездил свататься. Король был так доволен благополучным исходом сватовства, что на радостях наградил министра сразу двумя орденами – одним на шею, а другим – на ленте через левое плечо.

Город украсился разноцветными флагами и цветочными гирляндами. Ночью был устроен грандиозный фейерверк. Фонтан на городской площади целые сутки бил не водой, а бургундским вином. Пышная королевская свадьба удалась на славу. Ещё целый месяц в королевстве только и разговоров было, что о ней.

Зажили король с королевой дружно и весело. Король больше не ходил в дырявых чулках и не мог налюбоваться на свою молодую супругу.

Однажды осенью, когда на улице весь день моросил нудный и унылый дождь, министр сообщил королю, что на государственной державе покривился крест, а ювелира нигде не могут найти. Затем придворный художник принёс новую карту, на которой королевство было закрашено красной краской, а не голубой, как требовалось. От этих неурядиц у короля разболелась голова, и они впервые поссорились с королевой.

Какова была причина ссоры, на другой день они и вспомнить не могли, однако король считал, что прав он, а королева имела насмешливый нрав и привычку оставлять последнее слово за собой. Поэтому, когда король упрекнул её в этом, она пожала плечиком и сказала:

– Я полагаю, вы могли бы быть более снисходительны ко мне. Какой же Вы мужчина, если не умеете играть на губной гармошке!

Король вспылил и резко ответил:

– А Вы не умеет печь такую ерунду, как ванильные орешки!

Королева промолчала, и они разошлись по своим комнатам. Впервые после свадьбы они целый вечер провели врозь. В своей комнате королева вспоминала счастливый год их семейной жизни; вспоминала, каким любезным и внимательным был её король. И что дёрнуло её за язык сказать о губной гармошке?

Так же сильно переживал и король. «Ах, зачем я только сказал про орешки? – думал он. – Теперь мы никогда не помиримся. Какая глупая, нелепая ссора. И всё же какое счастье, что моя жена не умеет печь! Иначе как бы я возразил ей насчёт губной гармошки?»

Эта мысль так развеселила его, что он несколько раз прошёлся по комнате, насвистывая любимую мелодию, потом забрался на стул, смахнул носовым платком с короны королевы паутинку и отправился мириться с женой.

Чтобы попасть в покои королевы, нужно было пройти длинным коридором из одного крыла дворца в другое. В коридоре было совсем темно, потому что слуги, расстроенные, что королевская чета в ссоре, забыли зажечь свечи. Король шёл по коридору ощупью, выставив вперёд руки. Вдруг он почувствовал, что его рука наткнулась на что-то…

– Кто здесь? – спросил он.

– Это я, – робко ответила королева.

– Что ты здесь делаешь, радость моя?

– Иду просить у тебя прощенья. – отвечала королева, целуя его руку. – Ведь я так обидела тебя.

– Мы оба обидели друг друга, – сказал король, обнимая жену, – и оба виноваты. Я завтра же издам указ о том, что в нашем королевстве запрещается произносить некоторые слова!

– Какие это слова?

– «Ванильные орешки»!

– И «губная гармошка»! – воскликнула королева, вытирая слёзы счастья.